Судебная практика

Пленум ВС РФ разъяснил некоторые вопросы применения новых положений Гражданского кодекса

Документ

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"

Комментарий

При применении части первой ГК РФ, особенно норм, которые подверглись изменениям, суды сталкиваются с рядом вопросов. Пленум Верховного Суда РФ взялся разъяснить отдельные моменты, связанные с толкованием не вполне ясных положений, рассмотрев их в постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 (далее – Постановление).

Рассмотрим некоторые из разъяснений, данные Верховным Судом РФ

Как определить размер реального ущерба

Если сторона пострадала от неправомерных действий контрагента, она имеет право на возмещение реального ущерба. В состав ущерба входят не только фактически понесенные лицом расходы (утрата и повреждение имущества), но и расходы, которые необходимо понести для восстановления нарушенного права (ст. 15 ГК РФ).

К таким расходам относятся, например, расходы на восстановление испорченного имущества, а также расходы на устранение повреждений. Как правило, для этого используются новые материалы, из-за чего стоимость поврежденного имущества может увеличиваться по сравнению со стоимостью предмета до повреждения. Пленум ВС РФ отметил, что подобные расходы учитываются при определении реального ущерба истца полностью. Такой принцип применяется только в том случае, если законом или договором не установлен соответствующий запрет.

Вместе с тем размер возмещения может быть уменьшен, если ответчик докажет (или из дела будет очевидно), что существует иной, более разумный и распространенный в обороте способ исправления повреждений подобного имущества (п. 13 Постановления).

Реальным ущербом считается также уменьшение стоимости имущества, которое может проявиться лишь при отчуждении его в будущем. Примером такого ущерба можно считать утрату товарной стоимости автомобиля, поврежденного в результате ДТП (п. 13 Постановления).

Для проверки полномочий лица, заключающего сделку, достаточно проверить данные ЕГРЮЛ

Если полномочия генерального директора ограничены учредительными документами, он может совершать сделки только в рамках предоставленных ему полномочий. При заключении директором договора с превышением полномочий сделка может быть признана недействительной, если контрагент знал или должен был знать о таких ограничениях (п. 1 ст. 174 ГК РФ).

Как правило, в преамбуле договора вместе с фамилией, именем и отчеством генерального директора указывается, что он действует на основании устава. По мнению Пленума ВС РФ, такая ссылка на устав сама по себе не доказывает, что контрагент знал об ограничении полномочий генерального директора. Ведь контрагент, не входящий в состав органов организации и не являющийся ее учредителем или участником, не обязан проверять учредительные документы такой организации с целью выявить ограничение полномочий у генерального директора. Для проверки ему доступны только сведения, внесенные в ЕГРЮЛ.

Сведения, занесенные в ЕГРЮЛ, по умолчанию являются достоверными (п. 2 ст. 51 ГК РФ). Поэтому лицо, полагающееся на них, вправе исходить из неограниченности полномочий генерального директора. Вместе с тем доказывать, что сторона в договоре знала об ограничении полномочий на совершение сделки должно лицо, в интересах которого было установлено ограничение (п. 22 Постановления).

Регистрирующий орган не должен проверять соответствие учредительных документов закону

Согласно п. 3 ст. 51 ГК РФ регистрирующий орган должен проверять достоверность сведений, вносимых в ЕГРЮЛ. Вместе с тем он не обязан проверять их содержание на соответствие федеральным законам или иным нормативным актам (п. 4.1 ст. 9, п. 1 ст. 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ).

Комментируя данные положения, Пленум ВС РФ отметил, что эти правила применяются как при учреждении организации, так и в случае ее реорганизации (п. 23 Постановления).

Данный вывод Пленума ВС РФ является закономерным итогом сложившейся арбитражной практики. Напомним, регистрирующий орган нередко отказывает в проведении регистрационных действий при наличии сомнений в правомерности содержания учредительных документов. При этом сами арбитражные суды нередко высказывались в пользу организации, указывая, что налоговый орган не вправе проводить правовую экспертизу учредительных документов (см. например, постановление ФАС Центрального округа от 19.05.2010 № А64-5901/08-27).

С принятием Постановления данный принцип получил одобрение у Верховного Суда РФ. Однако по-прежнему остается непонятным, где пролегает грань между проверкой достоверности сведений и правовой экспертизой учредительных документов. Представляется, что данный вопрос суды должны решать исходя из представленных им доказательств и конкретных обстоятельств дела.

Для слияния и присоединения передаточный акт не является обязательным условием

Согласно п. 1 ст. 58 ГК РФ при слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу. При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенной организации (п. 2 ст. 58 ГК РФ).

Комментируя данные нормы, Пленум ВС РФ указал, что при слиянии и присоединении организаций права и обязанности переходят в порядке универсального правопреемства (независимо от составления передаточного акта и его содержания). При этом факт правопреемства в отношении организаций, прекративших деятельность в результате слияния или присоединения, можно подтвердить документом о реорганизации лица, выданным регистрирующим органом.

Кроме того, в подтверждение факта правопреемства можно представить документы реорганизованных компаний, определяющие права и обязанности, в отношении которых наступило правопреемство (п. 26 Постановления).

Напомним, с 01.09.2014 статья 58 ГК РФ предусматривает, что передаточный акт, на основании которого переходят права и обязанности при реорганизации юрлица, должен составляться при разделении, выделении или преобразовании юридического лица. При этом он не является обязательным в том случае, если происходит слияние или присоединение. Эти изменения в статью 58 ГК РФ были внесены Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ.

Подробнее см. комментарий.

Нельзя ликвидировать организацию только из-за неоднократного нарушения закона

Положения пп. 3 п. 3 ст. 61 ГК РФ позволяют суду ликвидировать организацию по иску государственного органа, если организация неоднократно и грубо нарушает закон или иные нормативные акты.

Комментируя данную норму в п. 28 Постановления, Пленум ВС РФ отметил, что сама по себе неоднократность нарушения законодательства не является основанием для ликвидации.

Дело в том, что ликвидация является исключительной мерой, применяемой к организациям, поэтому должна быть соразмерна допущенным нарушениям и возникшим последствиям. Эти обстоятельства и следует выяснить суду.

Напомним, что данное основание для ликвидации организации также является новым. Оно было введено в ГК РФ Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ (вступил в силу 01.09.2014).

Подробнее см. комментарий.

Заметим, в ГК РФ не указано, что понимается под грубым нарушением закона. Не указывает на это и Пленум ВС РФ в своем разъяснении. Оценка грубости нарушений и тяжести последствий, возникших в результате такого нарушения, также относится на усмотрение судов.

Ликвидировать организацию можно и в случае корпоративного конфликта

Согласно пп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ организация может быть ликвидирована по иску ее учредителя (участника), если осуществление деятельности становится невозможным или существенно затрудняется.

Комментируя данную норму, Пленум ВС РФ назвал случаи ее применения (п. 29 Постановления):

Заметим, что ранее понятие "корпоративный конфликт" существовало только в теоретических разработках. Да и сама ликвидация по иску участника стала возможной лишь с принятием Федерального закона от 05.05.2014 № 99-ФЗ (вступил в силу с 01.09.2014, см. комментарий).

Определены случаи исключения участника из организации

Участник организации может потребовать исключения другого участника, который причинил существенный вред организации или затрудняет ее деятельность (п. 1 ст. 67 ГК РФ). Пленум ВС РФ указал, что это возможно в случае (п. 35 Постановления):

Рассматривая иск участника организации, суд должен дать оценку степени нарушения участником своих обязанностей, а также установить факт совершения им конкретных действий или уклонения от их совершения и наступления (возможности наступления) негативных для общества последствий. Вместе с тем Пленум ВС РФ отметил, что с иском об исключении участника из общества не может обратиться лицо, в отношении которого есть основания для исключения. То есть если в процессе производства по делу будет установлено, что истец сам совершал действия, которые нанесли существенный ущерб организации, его иск должен быть отклонен.

Отлагательное или отменительное условие может зависеть от действий сторон

Сделка может быть совершена сторонами под отлагательным или отменительным условием. Отлагательным считается условие, с наступлением которого стороны связывают возникновение прав и обязанностей и наступление которого неизвестно (п. 1 ст. 157 ГК РФ). Под отменительным понимается условие, время наступления которого неизвестно, но которое прекращает права и обязанности по сделке (п. 2 ст. 157 ГК РФ).

Если сторона, для которой условие невыгодно, недобросовестно воспрепятствовала наступлению такого условия, соответствующее условие считается наступившим. Если наступлению условия содействовала сторона, которой это условие выгодно, такое условие считается ненаступившим (п. 3 ст. 157 ГК РФ).

Анализируя данные нормы, Пленум ВС РФ указал, что не запрещается заключение сделки с такими условиями, которые прямо зависят от поведения сторон, а именно (п. 52 Постановления):

Однако законность включения соответствующих условий в договор не отменяет общего правила относительно добросовестного поведения стороны сделки. Так, если регистрация права собственности была намеренно сорвана арендодателем, для арендатора регистрация может считаться совершившейся.

Отсутствие лицензии не влечет признания сделки недействительной

Для осуществления отдельных видов деятельности организации или индивидуальному предпринимателю требуется специальное разрешение (лицензия) (п. 2 ст. 49 ГК РФ).

Если у стороны договора отсутствует лицензия, необходимая для исполнения обязательства, то другая сторона вправе отказаться от договора и потребовать возмещения убытков (см. п. 3 ст. 450.1 ГК РФ).

Комментируя данную норму, Пленум ВС РФ отметил, что отсутствие лицензии не влечет признания сделки недействительной (п. 89 Постановления).

Заметим, данное разъяснение выгодно участникам гражданских отношений, ведь отказаться от договора проще, чем признать через суд сделку недействительной. Однако если между контрагентами возникнут разногласия о размере причиненных убытков, судебного разбирательства все-таки не избежать.

Сделка, заключенная неуполномоченным лицом, может быть одобрена в любой форме

Если лицо, совершившее от имени другого лица (представляемого) сделку, не имело на это полномочий, такая сделка считается заключенной от имени и в интересах такого представителя, а не представляемого. Однако в дальнейшем представляемый может одобрить совершение сделки (п. 1, п. 2 ст. 183 ГК РФ).

Проанализировав данные положения, Пленум ВС РФ отметил, что такое одобрение может быть выражено как письменно, так и устно. При этом не имеет значения, кому будет адресовано одобрение: непосредственно представителю или контрагенту по сделке. В качестве одобрения могут служить также (п. 123 Постановления):

Если сделка заключена в интересах организации, последующее одобрение должно исходить от органа или лица, уполномоченного на совершение таких сделок.

Таким органом может быть, например, генеральный директор организации. Вместе с тем об одобрении сделки могут свидетельствовать действия работников представляемого по исполнению обязательства (если такие действия основывались на доверенности или явствовали из обстановки).

Заметим, что представляемому вовсе не требуется совершать для признания сделки вышеперечисленные действия. Для того чтобы соответствующая сделка была им признана, достаточно одного из них. Вместе с тем организация, выразившая одобрение любым из перечисленных способов (или каким-либо другим способом) не сможет в дальнейшем требовать у суда признания такой сделки совершенной без полномочий.

Аналогичные правила действуют и в том случае, если неуполномоченное лицо заключает соглашение об изменении или дополнении основного договора (п. 124 Постановления).

Доверенности, выдаваемые руководителю филиала (представительства)

В п. 129 Постановления Пленум ВС РФ разъяснил некоторые вопросы, возникающие при наделении полномочиями руководителей филиалов (представительств).

Во-первых, Верховный Суд РФ указал, что полномочия руководителя филиала (представительства) не могут основываться только на учредительных документах или явствовать из обстановки. Они непременно должны быть удостоверены доверенностью.

Во-вторых, если в договоре, который заключен таким руководителем, нет ссылки на доверенность (не стоят ее реквизиты и т.п.), необходимо удостовериться, что на момент заключения договора соответствующие полномочия у него были. Если полномочия у руководителя на заключение договора были, сделка считается надлежаще совершенной.

Заметим, доказать наличие необходимых полномочий можно. Например, представив суду доверенность, действующую в момент совершения сделки.

В-третьих, проанализировав положения п. 3 ст. 187 ГК РФ, Пленум ВС РФ указал, что руководитель филиала (представительства) может выдать доверенность в порядке передоверия только в том случае, если такое право предоставлено ему первоначальной доверенностью. При этом заверять нотариально доверенность при передоверии ему не требуется.

Отметим, при заключении договора сотрудником с такой доверенностью другой стороне следует изучить первоначальную доверенность и доверенность, выданную на ее основании. Это необходимо для удостоверения полномочий сотрудника, заключающего договор, а также послужит доказательством добросовестности в выборе контрагента.

Заметим, что обязанность предоставить доверенность руководителя в этом случае в законе не прописана. Поэтому велика вероятность, что копии такой доверенности контрагент не получит. Следовательно, велика вероятность того, что заключенный договор может быть признан сделкой, совершенной с превышением полномочий.

Прекращение основной доверенности не всегда ведет к прекращению передоверия

Согласно п. 3 ст. 188 ГК РФ с прекращением доверенности теряет силу передоверие.

Но по мнению Пленума ВС РФ, данное правило не распространяется на случаи, когда представитель, получивший доверенность в порядке передоверия, не знал и не должен был знать о прекращении передоверия. В этом случае права и обязанности, приобретенные по сделке, сохраняют силу и для представляемого и для его правопреемников (п. 131 Постановления).

Следует отметить, что доказать неосведомленность представителя о прекращении доверенности будет сложно. Все будет зависеть от позиции суда.

Если представляемый не уверен в осведомленности представителя о прекращении передоверия, он может письменно уведомить его о том, что основная доверенность была прекращена.